ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

Сверяя позиции

В. Иванов
кандидат экономических наук, Рабочая партия России

 

На сайте РОТ ФРОНТа 21.08.2014 г. размещена статья А.Усталых и И.Ферберова «Еще раз о возможности фашизма в капиталистической России», в газете «Трудовая Россия» (№418) опубликовано сообщение Пресс-центра ЦК РОТ ФРОНТа, посвященное состоявшемуся 22–23 марта 2014 года в Нижнем Новгороде заседанию Российского комитета рабочих, но также затрагивающее данный вопрос. Хочу высказать несколько замечаний по поводу ряда теоретических положений, заявленных нашими товарищами. Считаю это необходимым, потому что РОТ ФРОНТ является организацией, ставящей своей задачей объединить левые силы, поэтому правильность теоретических позиций чрезвычайно важна с точки зрения направления практических действий рабочего движения.

У авторов следующая позиция. Россия стала империалистической страной («В России наступила эра монополистического капитализма», пишут А.Усталых и И.Ферберов). Если Россия империалистическая страна, то ей, естественно, присущ финансовый капитал. А финансовый капитал, по мнению авторов, является субъектом фашизма («Как известно из научного определения фашизма, это — власть финансового капитала» — там же). Далее вывод напрашивается сам: в России есть фашизм (ряд товарищей говорит о некоем процессе «фашизации»).

Монополистический капитализм является стадией развития капитализма, империализм вырастает из капитализма свободной конкуренции. На основе концентрации и централизации производства образуются монополии, такой же процесс идет и среди банков, происходит сращивание, слияние промышленных и банковских монополий и, таким образом, образуется финансовый капитал. Таков общий ход становления финансового капитала. Но если еще не сформировался российский финансовый капитал, это совершенно не означает, что нет и монополий, что пытается утверждать Пресс-центр («Трудовая Россия», № 418). Это неверно даже с формально логической точки зрения.

Попытка приписать своим оппонентам утверждение, что «если нет настоящего финансового капитала и банков, значит, отсутствуют и монополии и мы вроде как находимся в прогрессивной домонополистической фазе развития капитализма» («Трудовая Россия», №398) не выдерживает критики. Современный капиталистический мир уже давно находится в монополистической стадии, а ей свойственно деление стран на небольшую горстку империалистических разбойников и большую группу зависимых стран. Если в какой-то стране нет своих монополий, то это нисколько не означает, что их нет вообще, и данной стране присуща домонополистическая стадия капитализма. Просто в данной стране хозяйничают западные и американские монополии. Во-вторых, домонополистический капитализм никак не может быть более прогрессивным по отношению к монополистическому капитализму, как пишет Пресс-центр. Наоборот, монополистический капитализм есть более высокая ступень развития капитализма.

В условиях капитализма действует закон неравномерности экономического и политического развития, в результате чего появляются новые «игроки» на поле, выдвигаются новые империалистические державы, другие уходят в тень, происходит изменение соотношения сил империалистических держав, их группировок, критерием которого является экономическая, политическая, военная мощь государств.

Теперь по вопросу наличия в России банков и банковских монополий. Не все золото, что блестит. Во-первых, с большой натяжкой российские банки можно назвать банками. По определению банки это такие капиталистические предприятия, которые обслуживают производство в сфере обращения, предоставляют во временное пользование кредитные ресурсы и помогают таким образом развиваться производству. В сегодняшней России они больше способствуют удушению и уничтожению производства. Нынешняя средняя ставка кредитов составляет около 12%, что, конечно, лучше 240–250% первой половины 90-х годов или даже 20–25% несколькими годами раньше. Но достичь нормального уровня рентабельности, инвестировать и развивать производство при таких ставках невозможно.

Весьма спорным является и утверждение о наличии в стране банковских монополий. Несомненно, процесс концентрации и централизации в банковской сфере России идет быстрым темпом. Так, если в начале 90-х годов в стране было 2,5 тысячи банков, то сегодня их осталось менее 900. Но при этом активы всей банковской системы России гораздо меньше активов одной крупной западной банковской монополии. Активы всех российских банков на 01.09.2014 г. составляли 62,5 трлн. руб., или приблизительно 1,7 трлн. долларов США. Активы таких американских банковских монополий, как JPMorgan Chase, Bank of America, английской HCBC Holdings, французской BNP Paribas, немецкой Deutsche Bank, превышают 2 трлн. долларов у каждой. Активы крупного российского банка на два – три порядка (!) меньше активов любого крупного западного банка. Приводить в качестве примера образования финансового капитала и финансово-промышленных групп в России банки с активами 100 млн. долларов — 0,007% от активов банковской системы РФ (банк «Раунд») или менее 100 млн. долларов — 0,005% («Крокусбанк») значит выдавать желаемое за действительное.

Один из признаков монополистического капитализма — преобладание вывоза капитала над вывозом товаров. А что имеем в России? Во-первых, преобладает экспорт товаров и услуг. Во-вторых, в России вместо вывоза капитала в массе своей имеется вывод капитала. Вывоз капитала в политикоэкономическом смысле есть вывоз стоимости с целью получения прибавочной стоимости. Иначе говоря, если российская монополия покупает завод за рубежом, и в результате функционирования этого завода, эксплуатации наемных рабочих получает прибыль, то это есть вывоз капитала. Вывод капитала — когда российское предприятие выводит за рубеж прибыль, полученную на территории России из прибавочной стоимости, созданной российскими рабочими, (а наряду с прибылью выводится и часть амортизационных отчислений, и часть заработной платы наемных рабочих). Эта прибыль концентрируется в офшорах в центрах концентрации прибыли российских капиталистов. И далее, кстати, часто возвращается в Россию, но под видом иностранных инвестиций, но это уже вывоз капитала из офшора в Россию.

Процесс становления российского империализма идет, но сказать, что российский империализм вполне сформировался, является ставшим, было бы натяжкой.

Ставить знак равенства между финансовым капиталом и фашизмом неверно. Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических кругов финансового капитала. Империализм сформировался на рубеже XIX–XX веков. В странах, в которых господствовал финансовый капитал, таких, как Германия, Франция, Великобритания, Соединенные Штаты Америки, фашизма не было. В 30–40 годы прошлого столетия в США и Великобритании господствовал финансовый капитал, но эти страны не были фашистскими. Более того, и США, и Великобритания выступили на стороне СССР против фашистской Германии.

Не может быть фашизма без господства финансового капитала, но не обязательно власть финансового капитала есть фашизм. И сегодня в ведущих странах Запада господствует финансовый капитал, но называть эти страны фашистскими неверно.

Вывод: авторы рассматриваемых статей «плавают» в ленинской теории империализма и понятии фашизма. Опасность фашизма есть, и она уже стучится в дверь. Только исходит она от США, которые проводят политику фашизма на экспорт, в том числе и по отношению к России.

Никто не отменял фундаментальные выводы марксизма о том, что в буржуазной стране власть принадлежит классу капиталистов. По своей сути эта власть есть диктатура буржуазии. Но по форме эта диктатура прикрыта всякого рода демократическими институтами: парламентами, президентами и пр. Но есть и своеобразие текущего момента. А он тот, что американский империализм активно использует и применяет политику фашизма на экспорт, в том числе и в России. И когда ставишь вопрос, что для развития рабочего движения лучше, буржуазная демократия или открытая террористическая диктатура наиболее реакционных кругов финансового капитала Америки и проводников ее политики, то вывод все-таки будет за первым.

И никто не говорит о поддержке буржуазного президента и буржуазного правительства России. Речь идет о необходимости сегодня, в конкретной ситуации фашистской опасности бороться с фашизмом. Ведь заключил СССР временное соглашение с крупнейшими империалистическими державами о совместной борьбе с фашистской Германией. И если в этой борьбе есть состыковки с действиями руководства страны, то это лучше, чем искать союзников на Болотной площади, а по сути объединяться с передовыми отрядами американского фашизма на экспорт в борьбе за то, чтобы скинуть действующую буржуазно-демократическую власть в России и тем самым чрезвычайно осложнить борьбу рабочего класса.

Попытки привлечь на свою сторону как можно более широкий круг лиц, могут приводить к «размыванию» теоретического фундамента борьбы рабочего класса. Подталкивают, невольно, в объятия Болотной площади, а это есть движущая сила американского фашизма на экспорт. Ошибки в теории могут сыграть злую шутку в практике организации борьбы рабочего класса.