ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

БЕСЕДА С ТОВАРНИКАМИ

К. Юрков
Рабочая партия России

В газете “Рабочий класс”, выпускаемой при поддержке Рабочей партии Украины, в №№ 36–37 за сентябрь и октябрь 2013 года опубликована статья В. Новака “Залог успехов коммунистов — в овладении марксизмом”. Автор статьи раскрывает свое понимание некоторых положений, высказываемых представителями сегодняшнего коммунистического движения.

Во-первых, заметим, что круг вопросов, поднимаемых В.Новаком достаточно широк, чтобы подробно разбирать их в одной статье. Поэтому остановимся здесь на наиболее принципиальных из них, а именно вопросе о целях социалистического производства и вопросе о нетоварной сущности социалистической экономики. Научное понимание этих вопросов является крайне важным, т.к. их немарксистские трактовки сыграли роль одного из тех путей, ведя по которым не разбирающихся в марксизме людей, становящийся класс буржуазии в СССР привел к наличному бытию капитализм.

Речь здесь пойдет о критике президента Фонда Рабочей Академии М.В. Попова. Мы опускаем ту часть критики, которая содержит рассказы о тягостных впечатлениях В. Новака и ярких образах Горбачева. Эта часть носит явно субъективный характер и к научной дискуссии отношения никакого не имеет. Выразим лишь свое недоумение тем, что В. Новак не смог найти печатные труды М.В. Попова, учитывая, что Фонд Рабочей Академии имеет собственный сайт и на нем есть раздел “Библиотека”. Также является странным обсуждение выступления М.В. Попова на Международном Конгрессе политэкономов-марксистов 05.11.12, принимая во внимание, что более подробно рассматриваемые положения разобраны в научной статье В.А. Тюлькина и М.В. Попова “Ленинизм и ревизионизм в основных вопросах теории и практики социализма (Диктатура пролетариата, ее организационная форма и экономическая сущность)” в журнале “Марксизм и современность” №1–2(47–48) от 2011 года. Безусловно, печатная статья более полно раскрывает позицию автора, но спишем это на то, что В. Новак указанную статью найти не смог.

Первое положение, которое берется разобрать В. Новак — это вопрос об основном законе капитализма. Автор критики считает, что основным законом капитализма является не закон стоимости. Он указывает, что “закон стоимости появился с возникновением товарного обращения, т.е. в незапамятные времена, и был свойственен всем доныне существующим общественным системам”, и далее, “именно на его основе регулировалось производство во всех системах, а значит и для них его с полным основанием можно считать основным”. Данное утверждение совершенно не верно. Нам видится, что автор критики, к сожалению, не вполне понимает категории “закон” и “основной закон”. Под законом в диалектическом материализме понимается спокойное содержание явления. Соответственно основным законом является закон, лежащий в основе других законов рассматриваемого явления. Рассматриваемое явление — это капитализм. Капитализм есть стадия развития товарного производства, та стадия, на которой рабочая сила становится товаром. Таким образом, товарное производство или, вообще говоря, товар является основой капитализма. Т.е. товарное производство, развиваясь на собственной основе, дает капитализм. Диалектический подход обязует рассматривать все явления в движении, следовательно, там, где диалектик видит товар, он с необходимостью видит и развитие этого товара в капиталистическое производство. Исходя из этого основным законом капитализма, как стадии товарного производства, является закон стоимости. Эту же мысль подчеркивает Ф. Энгельс в “Анти-Дюринге”: “закон стоимости — основной закон как раз товарного производства, следовательно, также и высшей его формы — капиталистического производства. Он прокладывает себе путь в современном обществе таким способом, каким только и могут прокладывать себе путь экономические законы в обществе частных производителей, т. е. как слепо действующий закон природы, заключённый в самих вещах и отношениях и не зависящий от воли и стремлений производителей”(К.Маркс и Ф.Энгельс. ПСС.Изд 2. Т.XX С. 324).

Указание на наличие товара в других общественно-экономических формациях в данном случае не является состоятельным, так как речь идет именно об основном законе рассматриваемого способа производства. Действительно, товар появляется уже на стадии разложения первобытнообщинного коммунизма. Но решающее значение в производстве товар приобретает тогда, когда товарное производство является основным. Например, при феодализме, основным является натуральное производство. Т.е. продукт производится непосредственно для потребления, не попадает в сферу потребления через рынок. Следовательно, основной закон товарного производства не может считаться основным законом производства натурального.

Заметим, что законом обеспечения максимальной капиталистической прибыли может быть назван закон движения капитала, но никак не основной закон капиталистического производства. Этот закон движения капитала является следствием основного закона товарного, а, следовательно, и капиталистического производства — закона стоимости.

Перейдем к анализу социалистического производства и его основного закона. Начнем с того, что социалистическое производство выходит, рождается из производства капиталистического, но как отрицание последнего. Уже здесь можно сказать, что в противоположность капиталистическому производству, социалистическое производство нетоварное по своей сущности. Однако прежде чем разобрать, это, как оказывается, нетривиальное для некоторых товарищей, считающих себя коммунистами, положение, обсудим вопрос о целях социалистического производства. Ведь правильно указанная цель должна соответствовать сущности. В программе РКП(б), принятой на VII съезде находим: “Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною, и введя планомерную организацию общественно производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество, так как положит конец всем видам эксплуатации одной части общества другою”. Итак, здесь цель обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества указана абсолютно четко. К моменту написания работы “Экономические проблемы социализма в СССР” данное положение Программы изменено не было. А, следовательно, и цель социалистического производства оставалась в главном документе партии той же, что и в 1919 году. Подменять эту цель обеспечением максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества было бы не совсем верно. Верно здесь лишь указание на все общество. В то же время для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества требуется удовлетворение не всех материальных потребностей и не всякое и не только удовлетворение потребностей, но и их формирование, а также активное участие трудящихся во всех общественных делах и управлении государством.

Такая неточность формулировки в работе Сталина компенсируется его указанием в этой же работе на то, что производство при социализме ведется для развития человека, и не следует подгонять позицию Сталина под позицию ренегата Хрущева и его команды. В принятой ХХII съездом ревизионистской программе КПСС читаем: “Цель социализма — все более полное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей народа путем непрерывного развития и совершенствования общественного производства”. Есть потребность в водке — пейте, в куреве — курите. Здесь откровенное фразерство и словечки вроде “народа” полностью искажают цель социалистического производства.

Но вернемся к критике В. Новака. Он пишет: “формулировка Попова говорит об удовлетворении потребностей в виде товаров”. Итак, формулировка Попова, которая полностью соответствует Программе РКП(б), видите ли, что-то говорит о товарах. Господину критику видимо даже и в голову не приходит, что продукт, производимый в процессе социалистического производства, товаром не является. Именно поэтому в наказе Совета Труда и Обороны местным советским учреждениям, составленном в 1921 г. в переходный период, Ленин отмечал, что «государственный продукт социалистической фабрики, обмениваемый на крестьянское продовольствие, не есть товар в политико-экономическом смысле, во всяком случае — не только товар, уже не товар, перестаёт быть товаром». И перестал он быть товаром с построением социализма, о чем пишет Ленин в своих «Замечаниях на «Экономику переходного периода» Бухарина. Ленин дает диалектическую, марксистскую трактовку того, что есть продукт социалистической фабрики. Как мы отмечали выше, социалистическое производство есть отрицание производства капиталистического. В то же время, рассмотрение движения диалектических категорий и их материалистическое истолкование говорит о том, что только чистое ничто после отрицания остаться не может. Диалектический подход дает категорию снятия, как отрицания с удержанием. Поэтому правильнее было бы говорить о том, что социалистическое производство есть результат снятия производства капиталистического, а значит, первое содержит в себе момент второго в виде отрицания. Именно на этот отрицательный момент в социализме указывает Маркс в “Критике готской программы”: “Мы имеем здесь дело не с таким коммунистическим обществом, которое развилось на своей собственной основе, а, напротив, с таким, которое только что выходит как раз из капиталистического общества и которое поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло”. Эти “родимые пятна” и есть тот самый отрицательный момент. Следовательно, продукт, производимый при социализме, то есть непосредственно общественный продукт, содержит отрицательный момент — товарность как отпечаток товарного производства, из которого выходит коммунистическое непосредственно общественное производство. Здесь никак нельзя говорить о социалистическом продукте как о товаре, ведь одно есть результат снятия другого. Можно лишь говорить о товарности, как отрицательном моменте социалистического производства, который преодолевается в процессе развития социализма в полный коммунизм.

Рассмотрим вопрос с другой стороны. В указанной выше работе Сталин совершенно правильно говорит, что производимые на социалистических фабриках средства производства, товарами не являются. При этом предметы личного потребления определяются как товары. Этот момент является спорным. Если предметы потребления являются товарами, значит, они входят в сферу потребления в результате обмена. Следовательно, у трудящихся есть некоторый товар, на который они меняют товары потребления. Таким единственным товаром может быть только рабочая сила. А товарное производство на том его этапе развития, когда рабочая сила становится товаром, есть капитализм.

В частности эта ошибочная трактовка предметов потребления как товаров дала возможность протащить товарникам-рыночникам либермановскую реформу в середине шестидесятых годов, в результате которой ренегатами-хрущевцами был взят прямой курс на восстановление капитализма в России.

Итак, социалистическое производство по своей природе является нетоварным, непосредственно общественным, а основным его законом является закон потребительной стоимости. Именно потребительная стоимость продукта определяет, будет ли данный продукт произведен на социалистической фабрике вообще и в каких количествах. Именно потребительная стоимость определяет его необходимость для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества. На каком основании В. Новак считает, что при этом “развивались бы в первую очередь наиболее рентабельные области и предприятия, и закрывались бы предприятия тяжелой индустрии, которые могут быть временно не рентабельными, но, безусловно, необходимыми для народного хозяйства”, это известно лишь одному критику.

Из сказанного следует, что фразерство вроде “социалистическое товарное производство” используемое В. Новаком мало того что антинаучно, так еще и прямо противоречит марксизму. Если механически приставлять слово социалистический ко всем подряд категориям, то так можно договориться и до “социалистического капитализма”, “социалистической эксплуатации”, “социалистической диктатуры буржуазии”. Это именно то, чем занимались ренегаты от Хрущева до Горбачева.

Сегодня разъяснение рассмотренных важнейших теоретических вопросов научного социализма видится совершенно необходимым. Борьба с искажениями марксизма, с непониманием сущности рассматриваемых категорий, с фразерством должна вестись регулярно для того чтобы в будущем избежать повторения тяжелейшего поражения рабочего класса в результате буржуазной контрреволюции.