ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

О «РЕВОЛЮЦИОННОЙ» КОНТРРЕВОЛЮЦИИ

И. Герасимов
вице-президент Фонда Рабочей Академии, член ЦК Рабочей партии России

 

Никто не спорит, что к введению новых политических терминов надо подходить очень осторожно. Не является исключением и термин «фашизм на экспорт», впервые употребленный в статье заслуженного работника культуры РСФСР Бориса Лаврентьевича Фетисова в газете «Народная правда» за 2006 год. Поэтому можно понять авторов Заявления ЦК РКСМ(б) «По поводу выступления Попова М.В. о "Родительском съезде"», которые, спустя 7 лет, сочли этот термин «спорным». Неплохо было бы устроить дискуссию в форме, скажем, «круглого стола»: вспомнить определение фашизма, подумать, отличается ли современная внешняя политика империалистических государств от таковой сто лет тому назад, и если отличается — то чем.

Но сколько-нибудь серьезной дискуссии в указанном Заявлении нет. И, в то же время, ряд его моментов вызывает серьезные опасения.

Во-первых, это тезис о "фашизации Российского государства". Можно понять, когда об этом вопят "правозащитники" во главе с гражданкой США Алексеевой. Для них, ставящих знак равенства между свастикой и пятиконечной звездой, фашизмом являются и реабилитация Сталина, и усложнение деятельности "некоммерческих" (!!!) организаций, существующих на западные гранты, и запрет высшим государственным деятелям иметь счета в иностранных банках и недвижимость за границей. А в чем увидели "фашизацию" люди, которым полагается стоять на марксистских, научных позициях? В том, что у подельницы Сердюкова Васильевой арестовали имущество, а на саму ее одели электронный браслет? Ах, ее давно надо было арестовать, как и самого Сердюкова, нанесшего колоссальный вред безопасности России… Да, то, что Сердюков, Чубайс, разрушители отечественного образования пока на свободе, а не на виселице — это неправильно. Но это все-таки никак не «фашизация».

Во-вторых — упорно пролезающая "болотовщина". Вспоминаются летние митинги за сохранение отечественного производства у проходных заводов. Немного там было активистов РКСМ(б), пожалуй, меньше, чем на болотных митингах. Ведь на "болоте" — "революционный народ", который надо агитировать, просвещать, "уводить от либералов". А здесь какие-то рабочие, озабоченные своей зарплатой да условиями труда. Интересно, а всерьез устанавливать Советскую власть, строить коммунизм товарищи собираются с рабочими или с мелкобуржуазными "революционерами"? Или же они надеются, что пришедшие к власти либералы милостиво приоткроют им дверь к власти за услуги?

Ведь создание рабочих профсоюзов, рабочей партии, привнесение научного социализма в рабочее движение (для чего необходимо, в первую очередь, упорно учиться самому), ведение классовой борьбы — не в виде хождения на демонстрации, а когда ты отнимаешь деньги себе на зарплату у весьма "серьезных людей" — дело очень трудное. И быстрого результата здесь ждать не приходится. А вариант со "свержением Путина", "переходом полиции на сторону народа" и т.п., учитывая фактически неограниченные финансовые возможности зарубежных покровителей "болотных революционеров", кое-кому может видеться более вероятным.

И третье — это не впервые высказываемая мысль, которую можно кратко сформулировать "чем хуже — тем лучше". Дескать, с ухудшением положения трудящихся их "революционность" повысится, произойдет некий "социальный взрыв", после которого, если и не установится Советская власть, то будут созданы более благоприятные условия для ее вызревания. Иногда приводятся параллели с февралем 1917 года. Но нельзя не видеть принципиальной разницы между низвержением самодержавия и установлением буржуазного государства, ведущего войну и потому заинтересованного в развитии, по крайней мере, военного производства и низвержением буржуазного российского государства с установлением власти откровенных ставленников Запада по примеру всех "бархатных", "розовых", "оранжевых" и тому подобных переворотов, называемых, по недомыслию или для обмана простаков, "революциями". В случае победы "болотных" деградация всех сторон общественной жизни, в первую очередь, производства, превзойдет то, что наблюдалось в период гайдаровской "шоковой терапии". А ожидать активности рабочего класса на уничтожаемых предприятиях не приходится.

Основой марксизма-ленинизма, дающего верные ответы на самые сложные вопросы общественной жизни, является гегелевская диалектика, которую классики марксизма знали очень глубоко. Без владения диалектикой человек, прочитавший те или иные положения классиков марксизма, будет использовать их вульгарно, начетнически. Не будет у него и искреннего, живого интереса к изучению произведений классиков — как может быть интересным то, что не вполне понимаешь? Отсутствие интереса к учебе и, соответственно, к применению полученных знаний в практической борьбе, неумение научно мыслить, формулировать, уход от острых дискуссий — все это, представляет, пожалуй, наибольшую опасность в коммунистическом движении.