ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

О БОРЬБЕ РАБОЧИХ ЗА СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ

М.В.ПОПОВ
доктор философских наук, профессор по кафедре экономики и права, президент Фонда Рабочей Академии

 

К вопросу о том, как реализовывать интересы работников на предприятиях. В крупном производстве решать такие вопросы легче. Материальной основой капитализма является крупное машинное производство. С другой стороны, и на крупных предприятиях бывают маленькие профсоюзы. Они всегда будут маленькие, если люди, которые состоят в этих профсоюзах, думают: «Мы маленькие, какой смысл в том, что мы сейчас будем делать проект коллективного договора, у нас его все рано не примут». Поэтому они вечно маленькие.

Для того, чтобы стать большим, нужно поставить большие задачи. Сколько человек пишет проект коллективного договора? Один. Для спорных ситуаций есть общий рецепт: вы сделайте то, что зависит от вас, потому что от вас зависит не все. Мы попали в ситуацию неопределенности. Мы не знаем, насколько сильные факторы нам будут противостоять, выиграем мы или проиграем. Так происходит на войне, в классовой борьбе, в борьбе профсоюзной. Нужно развернуть все свои силы. И если победить не удалось, то совесть у вас чиста. А вот если вы занимаете другую позицию и не делаете то, что надо было сделать, то совесть будет у вас нечиста. Это я бы назвал умственной ленью или прикрытием того, что не сделал и начинаю все объяснять сложностями. А у нас нет простых задач. Это первое.

Второе. Вам никто и никогда не расскажет, какие деньги есть у работодателя. Вот у докеров десятилетиями на переговорах профсоюз каждый раз ставит вопрос: «По закону вы нам обязаны предоставить информацию о доходах. Просим занести это в протокол. Ну, вы скажите, как есть, мы с вами поплачем». Нет, не говорят.

Возьмем государственные предприятия, которые организованы не как казенные, а как акционерные общества. Это не социалистические предприятия, ведь их принцип – приоритет личных интересов. Первое, что они делают при создании такого АО, ставят себе задачу, сколько себе сделать зарплату миллионов в месяц: в «Роснефти» зарплата членов правления – 17 млн. руб. в месяц, в «Газпроме» – 15 млн., в «РЖД» – 5 млн., в «Сбербанке» в 2007г. – 3,7млн., в 2008г. (кризис!) -3,4 млн. На 300 тыс. они стали получать меньше, как он скорбили! Это не ваши гроши, товарищи рабочие. Кириенко вам скажет свою зарплату? – Никогда. А глава «РЖД» до того дошел, что пошел к Медведеву и договорился никакой информации о своей зарплате в прессе не давать. А куда идут эти зарплаты с точки зрения экономики? – В затраты. Так вот, если все эти зарплаты перевести в затраты, прибыль организации будет маленькая и маленькие налоги от госкорпорации для государства. И в это самое время они предлагают поднимать экономику, отняв деньги у пенсионеров, дескать, это единственный источник.

Есть старое правило забастовщиков и переговорщиков: никогда не входите в положение работодателей. Когда продают электроэнергию, цену считают, исходя из затрат. Когда вы продаете рабочую силу, посчитайте ее стоимость и скидку, которую вы предоставляете работодателю. Но не до такой же степени скидку, что вы вообще нищими будете.

Если мы берем конкретный коллективный договор, то если в нем не прописана динамика зарплаты, на ее повышение никогда никто деньги не выделит. И наоборот, как только в коллективном договоре появляется механизм увеличения зарплаты, то поскольку, колдоговор – это локальный нормативный акт, что предусмотрено в нем – будьте любезны, предоставьте. Государственное предприятие так же, как и частное, должно соблюдать закон и выделять деньги на оплату затрат, связанных с выполнением коллективного договора, иначе это – нарушение закона. Нельзя отдавать это достижение, имеющее место в буржуазной России.

Глаза боятся, руки делают. Не надо себя запугивать, а надо идти и добиваться. Что делают представители буржуазии? Они стараются вас парализовать, чтобы вы ничего не делали. А они будут получать бешеные деньги на фоне нищеты и понижения зарплаты, тотального растаскивания всего и вся. На Сахалине миллиард наличными дали губернатору. Космодром Восточный – куда-то делись 14 млрд. рублей и их никто не ищет. А если предприятие частное, то тем более нужно выбивать свою зарплату у капиталиста. Как у работодателя докеров, миллиардера Лисина, который и не думал делиться, пока докеры не создали рабочие дружины для охраны порядка в соответствии с планом проведения забастовки и не поставили вопрос о национализации компании.

Конечно, лучше заключать коллективный договор не на год, а на три года с продлением еще на три, то есть в сумме на шесть. Почему? Это сохранение того уровня, которого вы уже добились. А если вы сделаете на год, то после года надо начинать все сначала. А ведь чтобы через год получить колдоговор, надо целый год вести работу. А что касается постоянных изменений, дополнений, вам закон дает право сразу же после заключения колдоговора начать переговоры по его изменению и дополнению.

Зачем отдельно печатать приложения к колдоговору? Вы сделайте один том, как сделали докеры. Там и основная часть, и все приложения. Они по юридической силе абсолютно ничем не отличаются, юридически они одинаковую силу имеют, они входят, все эти приложения, в состав коллективного договора. Но если вы их не напечатали вместе, то как бы потеряли приложения. Человек, который выступал за колдоговор, он же сам участвовал в коллективных действиях. Поэтому надо каждому выдать текст колдоговора – каждому! – Напечатать и выдать.

Понятно, что не все будут читать коллективный договор, но ни один человек не скажет: «Я не знаю, у меня нет проекта». И тогда сразу меняется картина, работник – полноправный участник всего процесса, в том числе процесса контроля за выполнением коллективного договора.

Лучше, конечно, чтобы читали. Я сам наблюдал такую картину в порту летом. 35 градусов жара, невозможно работать было. Я говорю: «А чего вы не берете свои 10 минут перерыва, у вас же в колдоговоре записано?» Они не знают, что они имеют право при известной температуре останавливать работу и делать перерывы. И не надо никого спрашивать, уже все подписано, все.

Есть такое положение в Трудовом кодексе, которое мы выдвигали в свое время в проекте Трудового кодекса Фонда Рабочей Академии: если вам не уплачивают зарплату, вы приостанавливаете работу и пишете бумагу: «Я приостанавливаю работу до выплаты зарплаты», как написано в статье. После этого идете спокойно домой и ждете, когда вам пришлют бумагу от начальства, потому что вы обязаны выйти на работу на следующий день после того, когда вам письменно будет вручен документ о том, что завтра вам будет выплачена зарплата. Тогда вы обязаны на следующий день явиться на работу и приступить к работе, вот и все. Если это делать поодиночке, то это ничего не даст, тоже всем ясно. Правильно? Но, если цех или группа в составе коллектива сделает это одновременно, конечно, тогда все решается.

Что касается создания профсоюзов, существует разные варианты. По закону об общественных объединениях достаточно 10 человек собрать, утвердить руководство и устав, придумать себе название. Работайте, пожалуйста. Юридического лица у вас не будет. Вам нужно юридическое лицо? Не нужно, потому что юридическое лицо будет обязано ходить сдавать налоговую отчетность все время, это раз, и, во-вторых, быть истцом и ответчиком в суде. Вам хочется быть ответчиком в суде? Не хочется. Зачем тогда вам это делать? Не надо никакого юридического лица, то есть вы тихо- мирно создаете профсоюзную организацию.

Для профсоюза три человека достаточно. И вот некоторые люди собрались и бегут докладывать сразу начальству, что нас три человека. Не бегите. Создали профсоюз и делайте дальше, что вы хотите сделать. Сидите, пишите колдоговор. Сделайте такой договор, чтобы он был хороший, чтобы он людей привлёк. Потом идите, показывайте.

Вы думаете, что, если будете его показывать, то все это будут читать? Сделайте выжимку на одну страницу, показывайте. Проект колдоговора оставляйте и зачитывайте такие пункты, за которыми люди пойдут. И таким образом вы соберете голоса. Когда вами будет организовано голосование в поддержку этого проекта, сразу надо выбирать и делегатов на конференцию и принимать решения, что делегатам поручается отстаивать этот проект.

Рабочие – люди коллективистские. Если вы этого решения не примете, придет на конференцию начальник, отец родной, и скажет: «Ну чего вас тут мучать, я вам все повышу, все сделаю». И все развалится. Но если вы своим делегатам поручили, то, может, найдутся два-три таких, которые не выполнят поручения, но основная масса будет голосовать так, как договорились.

Есть еще и такой вариант. Вот вы создали организацию. Не важно, сколько человек. Вместо того, чтобы ее делать совершенно самостоятельной, вы пишете в какой-нибудь профсоюз: «Мы признаём ваш устав. Просим нас считать первичной организацией вашего профсоюза».

По уставу Федерации профсоюзов России можно, минуя любой профсоюз, создать первичную организацию и напрямую войти первичной организацией в ФПР. Если вы видите, что рядом нет хорошего профсоюза, значит, вы можете войти в Федерацию профсоюзов России. Для этого вы пишете письмо товарищу А.С. Ковалёву. Вам приходит обратно бумага, что вы являетесь членской организацией ФПР. Что вы должны написать в заявлении? Что признаете устав Федерации профсоюзов России. Устав можно прочесть на сайте Федерального профсоюза авиадиспетчеров.

Другими словами, тот, кто хочет бороться, он находит, чем и как бороться. Тот, кто хочет объяснять, почему этого не получилось, тот всегда найдет отговорки.

Развитие, как известно, – это движение низшего к высшему, простого к сложному. Социальное развитие – это движение общества от низшего к высшему, от простого к сложному. А что такое сейчас движение буржуазного общества вперед, от низшего к высшему? Это движение его к обществу коммунистическому. То есть что такое буржуазное общество? Буржуазное общество – это то общество, которое с ходом развития производительных сил создает предпосылки и те силы, которые обеспечивают построение коммунистического общества, создаваемое в ходе социалистической революции. Иначе развитие буржуазного общества понимать нельзя.

Явления негативного характера, которые наблюдаем, еще раз подчеркивают, что во всяком развитии есть две тенденции – прогрессивная и регрессивная, реакционная. Потому, конечно, мы видим все эти самые регрессивные тенденции, видим то, что тормозит развитие, но мы видим и то, с чем связано движение вперед.

Движение вперед не может быть просто стихийным движением. Конечно, общественный характер производства постоянно усиливается, как бы мы себя ни вели и какие бы ни были элементы надстройки, общественный характер производства возрастает. Еще в период Маркса можно было утверждать, что никто не может сказать, что он сделал этот продукт, потому, что каждый продукт – это результат деятельности огромного числа людей. Каждый работает на всех, и все работают на каждого. И общественный характер производства возрастает.

Можно с другой стороны к этому подойти, подчеркнув, что имеется такая колоссальная взаимозависимость всех производственных процессов и так вырастает общественный характер производства, что все меньшее число людей могут испортить, нарушить работу все большего числа людей. Поэтому нужна слаженность, нужна организованность. И неверно будет представлять, что развитие человеческого общества идет бессознательно. Развитие человеческого общества идет сознательно. Люди должны осознать это движение, осознать прогрессивные тенденции. Тем классом, который организовывает буржуазия, налаживает его дисциплину, повышает его грамотность, является рабочий класс.

Научный социализм отличается от всех других видов социализма, от мечтательных всяких концепций утопических именно тем, что он связывает движение вперед с определенным классом, который, освобождая себя, освобождает и все общество. Это класс, который уничтожает деление наклассы, а тем самым и перестает существовать государство. Последним государством выступает государство рабочего класса, государство диктатуры пролетариата.

Вот такова перспектива. Но сама по себе она не реализуется, поэтому мы и обсуждаем вопрос о том, какие меры необходимо предпринять для движения вперед, для его ускорения.

Ясно, что никакое развитие не пойдет без организации непосредственно самих работников. Сами работники должны в той или иной форме организоваться. Мы знаем разные формы организации работников. Мы знаем организацию рабочих в профсоюзы, мы с вами знаем организацию рабочих в партию, мы с вами знаем организацию рабочих в Советы, мы знаем организацию трудящихся в ополчение. Иногда кажется, что ничто ситуацию спасти не может, но организация трудящихся позволяет двигаться вперед.

Те, кто не знают законов общественного развития, не верят в рабочий класс или не понимают роли рабочего класса и не понимают неизбежности движения вперед, они пребывают в унынии. Мы как люди, понимающие эти объективные процессы и понимающие, за кем будущее, мы должны прилагать усилия в этом направлении, чтобы движение было более сознательным, более быстрым, более широким.

Первая ступенька, на которую человек встает, когда он приступает к организации, это организация по профессиональному признаку. Почему? Потому, что легче всего усвоить общность интересов по признаку одной профессии. Если это слесари, то понятно, что у всех слесарей примерно одинаковые экономические интересы. То же самое – металлисты, деревообделочники и т.д.

Это объединение возникает в связи с борьбой за лучшие условия продажи своей рабочей силы, оно возникает в связи с борьбой за улучшение условий труда, и когда оно уже возникло, то можно сказать, что это уже первый шаг к тому, чтобы у человека появилось нечто коммунистическое в его деятельности.

Когда человек решал только свои вопросы, он оставался индивидуалистом, эгоистом. А положение рабочих в современном производстве таково, что если вы хотите улучшить свое положение, будучи рабочим, вам надо улучшить положение всех, имеющих такую профессию, то есть всех работников коллектива. В этом смысле человек, вступая в профсоюз, обучается коммунизму, тому коммунизму, до которого еще очень далеко. Но он делает коммунистический шаг.

Правда, потом он нередко быстро разучивается, когда перестает быть рабочим и становится освобожденным профсоюзным работником. Мы наблюдаем сплошь и рядом такой процесс, что у него вдруг появляются другие интересы, в голове у него коммунизма никакого нет. Мы прекрасно понимаем, что профсоюз – это начальный этап движения к коммунизму. Поэтому Ленин и говорил, что профсоюз – это школа коммунизма, причем некоторые делают упор на «коммунизм», а надо сделать упор на «школа», на то, что это только самый первый шаг.

Когда человек вдруг оказывается освобожденным председателем профсоюзной организации, и если у него в голове соответствующего идейного воплощения пути к коммунизму нет, то он начинает решать эту же проблему, которую он решал сообща – улучшить свою жизнь, нередко так, что ему проще взять и повысить себе зарплату.

Вот, скажем, конкретный пример. Был такой поначалу очень хороший человек и неплохой руководитель, председатель портового комитета Российского профсоюза докеров морского порта Санкт-Петербурга Моисеенко Александр Николаевич. Мы с ним вместе ездили в Москву отстаивать проект Трудового Кодекса, правда, больше я отстаивал, а он сидел и слушал. Он, по крайней мере, участвовал в этом деле, участвовал в организации забастовок и так далее. Потом он стал освобожденным руководителем, и после этого началось следующее: он установил себе коэффициент 1,4 к средней зарплате докера. Докер в трюме находится в тяжелейших условиях, зимой в холод, а летом в жару – он единицу получает, а председатель портового комитета 1,4. Больше того, оказалось, что, с подачи председателя профкома, при расчете его зарплаты средняя зарплата докера умножалась на 1,1, и уже после этого применялся коэффициент 1,4.

Моисеенко выходные дни себе записывал в рабочие, потому что он же все время думал о проблемах профсоюза. И он решил, что он на работе, ему должны деньги идти, а какие деньги за работу в выходные должны идти? Двойные же, правда?

Потом стали проваливаться все забастовки, которые раньше выигрывались, по той простой причине, что он требования выставлял, которые устраивали администрацию: повысить, скажем, зарплату на 10%. На 10% и так повысят, это на уровне инфляции. Поэтому вроде люди собираются, организовываются, проводят конференции и т.д., а потом выходит весь в белом руководитель предприятия и говорит: «Мы решили вам повысить зарплату на 10%». И вся организация профсоюзная оказывается на обочине. Выигрывали тогда, когда ставили 30% в качестве требования.

Вот поэтому мы должны понимать, что такое школа коммунизма, что профсоюзы – это необходимое условие и необходимый элемент в организации работников, но не самый главный и не единственный. Точно так же, как в человеческом организме есть мозг, он самый важный, но умереть можно от того, что почки отказали. Поэтому если кто-то думает, что можно обойтись чем-то одним, то это не так. Есть профсоюзы, есть партия, есть Советы, есть ополчение. А есть ли такая форма, которая может все остальные заменить, так что можно все бросить и заниматься только ей? – Нет. На короткое время бывает, что сейчас самое главное – вот это.

Кстати, проблему разложения освобожденных профсоюзных работников мы знаем, как теоретически решать, но практически она не решена. Теоретически решается очень просто. Вы имеете такую профсоюзную организацию, что можете одному человеку платить в течение всего срока его пребывания председателем такую же ставку, какую рабочий получает. Тогда вы сделайте двух сопредседателей, чтобы каждый из них поочередно – помесячно или поквартально – работал освобожденным председателем профкома.

Один освобожденный, а другой в это время занимается производительным трудом. У вас будет два человека, которые умеют вести профсоюзную работу хорошо, научились управлению, и, с другой стороны, каждый из них является рабочим. Если вы месяц не работаете рабочим, а через месяц снова пойдете и месяц назад тоже были рабочим, значит, вы являетесь рабочим, и того отрыва от рабочих, который происходит, отрыва, который уничтожает профсоюзное движение, не будет происходить.

Посмотрите на картину профсоюзного движения сегодня. Мы наблюдаем, что это разложение просто явилось такой страшной болезнью, которая охватила и парализовала профсоюзное движение. Вроде бы освобождают людей для того, чтобы больше заботились о работниках, а они, как только их освободили, пошли решать свои личные дела. Вот что мы наблюдаем.

Решение проблемы мы знаем, но надо еще практически реализовать, чтобы у нас были полуосвобожденные председатели. Может быть, и по-другому надо сделать: может быть, три человека будут работать на одну профсоюзную ставку, правда, в этом случае они освобожденными на месяц будут, через два месяца на третий, а все остальное время работать будут у станка.

Без своей партии может рабочий класс победить? Вот сегодня у буржуазии зарегистрировано более 70 партий в России. Из них только главных три: «Единая Россия», «Справедливая Россия» и ЛДПР.

Короче говоря, буржуазия поиграла немножко в деполитизацию, департизацию, деидеологизацию и бросила это. Но у нас как парализованные трудящиеся, рабочие, они по-прежнему думают, что можно успешно прожить без политики, без идеологии, без своей партии.

Без партии вы будете всегда в хвосте, потому что партия – это что такое? Это – авангард класса. Партия – это соединение социализма с рабочим движением. Партия – такая организация, которая должна осознать интересы класса и внести сознание этих интересов в класс, потому что класс темен без партии, в голове у него идеи других классов сплошь и рядом. В буржуазном обществе в большинстве голов какая идеология присутствует? – Буржуазная. Поэтому, если у вас нет партии, все эти профсоюзы так и влекутся к тому, чтобы поддерживать буржуазию во всех ее стремлениях, и остается только сделать из них приводные ремни от буржуазных партий к массам, что и сделано.

Например, есть такое объединение ФНПР. Товарищ Исаев, или, лучше сказать, господин Исаев, является руководителем ФНПР – профсоюзов, которые якобы борются за трудящихся, и он же входит в руководство партии работодателей «Единая Россия». В чем его задача? Чтобы все профсоюзы шли в кильватере буржуазии и осуществляли ее интересы.

Это и происходит. Вы, вот, посмотрите: и цены растут, и тарифы ЖКХ растут, и занятость у нас под угрозой и условия труда ухудшаются под прикрытием СОУТ. А что ФНПР? А ничего, тишина. Раньше хоть какие-то митинги были, помашут флажками в рабочее время. А сейчас и этого нет. Какие митинги проводит ФНПР? Она за что выступает, что требует? Ничего не требует, вообще ничего не требует. Сидят, деньги получают.

Причем профсоюзы ФНПР получили, в отличие от партии, всю профсоюзную собственность, недвижимость, и они ее сдают в аренду, в том числе церквям. Вот вы зайдите к нам в Петербурге  во Дворец Труда на площади Труда. Во-первых, когда вы туда зайдете, там церковь в центре сразу внутри, а справа туалет, в котором музыка играет. А вы хотите, чтобы люди оттуда выходили и боролись за интересы трудящихся. Это – не штаб борьбы. Думаете, что приходите в штаб: там все решают, что и как делать, народ идет, консультируется. Нет, тишина гробовая.

Были и так называемые «свободные» профсоюзы. Те якобы «независимые», а вот эти-де «свободные». В «свободные» докеры входили «Защита труда» и другие. И вот эти все «свободные» постепенно начали подводить под Конфедерацию труда России – КТР. Причем люди, ее возглавлявшие, сначала были вообще пустые, которые вообще ничего не делали, все, что они обещают, не делают, обманывают. Просто бездельники сидели такие.

Сейчас там люди такие организованные, они делают то, что нужно, чтобы там был второй приводной ремень от буржуазии к рабочему классу. Что такого сделала КТР сейчас, чтобы мобилизовать трудящихся на борьбу против антинародных мер? Она объединила все «свободные» профсоюзы для того, чтобы накрыть их шапкой. «Единой Россией» накрыта одна часть профсоюзов, а вот эта, другая, накрыта шапкой «Справедливой России».

Более того, товарищ Кравченко, который является председателем КТР, куда входит? – В президентский совет. Ну, нужно еще что-то доказывать? Если он входит в президентский совет, это круче, чем Исаев, который входит в руководство «Единой России». Это гораздо круче. Оттуда непосредственно и руководят.

Что получается? Получается, что на сегодняшний день для того, чтобы профсоюзы могли свою роль сыграть в развитии социальном, им надо участвовать в организации партии рабочего класса, направлять в нее своих лучших представителей, и они очень заинтересованы в партии рабочего класса. Напрасно мы ранее не акцентировали внимания на этом, дескать, работаем на заводах, поднимайтесь, бастуйте, работники. Куда там, все будут подниматься, бастовать, а потом все это канализируется в русло интересов монополистической российской буржуазии.

Поэтому сегодня вопрос о существовании и развитии партии рабочего класса стоит на повестке дня, и без нее развитие России не пойдет. Деградация России спокойно может пройти без партии рабочего класса, она и идет. У нас же империализм, а, как Ленин говорил, это – умирающий и загнивающий капитализм. Умирать и загнивать можно прекрасно без коммунистической партии, без партии рабочего класса.

КПРФ себя показала, в общем-то, уже продемонстрировала, что она партия трудящихся. Но каких? – Трудящихся, которые работают на рынок, то есть – партия, мелкобуржуазная по природе. Там есть отдельные люди, которые активно участвуют в рабочем движении и выступают за правильные вещи. Справедливости ради, должен отметить, что, когда встал вопрос, за какой проект Трудового кодекса голосовать, вся фракция КПРФ, без исключения, проголосовала за проект Фонда Рабочей Академии. И когда начинают нападать на КПРФ, я говорю: «Вы вообще-то должны судить по делам. Мало ли, что вам не нравятся чьи-то выступления, вы по факту судите, кто за что голосовал». Правда, Жириновский еще воздержался, его какая-то бабушка по голове палкой стукнула во время митинга, когда лидер ЛДПР проходил в Думу, и один человек из «Единой России» за наш проект проголосовал. В целом, конечно, ориентация КПРФ на то, что трудящиеся будто бы придут к власти через выборы, что означает? – Это означает, что сейчас КПРФ выступает гарантом буржуазной власти. Почему? Это очень легко понять, если стоять на марксистских позициях, что общественное бытие определяет общественное сознание.

У нас общественное бытие какое? – Буржуазное. Значит, сознание какое, в целом, у большинства? – Буржуазное. Значит, если у нас будут честные выборы, честные-пречестные, самые честные, то большинство проголосует за буржуазные партии. Это – вечность буржуазного строя.

Поэтому Ленин, например, никогда ставку на выборы не делал. Ленин говорил, что обязательно надо участвовать в выборах, это ошибка, если мы не будем участвовать в выборах, но это не значит, что вы сами себя настраиваете на то, что вы через выборы придете к власти. Никогда через выборы рабочий класс к власти не приходил и не придет. А без рабочего класса, без его диктатуры никакого коммунизма не будет, и поэтому никакого движения социального развития по - крупному не будет.

В этом направлении можно все время готовиться, создавать предпосылки, налаживать, настраивать, только, как говорится, «жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе». Кто хочет ускорения этого процесса, он должен понимать, что без партии рабочего класса дело не пойдет.

Как сейчас состояние можно оценить в этом отношении? В этом отношении можно сказать, что партия рабочего класса находится в становлении. Что значит, что она находится в становлении? – Это значит, что она уже есть, но ее еще и нет. Она находится в становлении, поэтому надо в этом направлении работать. Все люди, которые понимают необходимость создания партии рабочего класса, должны объединяться в этой работе. Если они хотят соревноваться в этом отношении, – кто лучше работает по организации рабочих, кто лучше по просвещению рабочих – очень хорошо, пусть они соревнуются. Говорят, одни больше делают, чем другие, но это только на общую пользу.

Партия – это авангард класса, а авангард класса – это группа людей, за которой идет класс, не весь, конечно, но значительная часть класса. Может об этом сейчас сказать какая-либо из существующих партий, которые претендуют на то, чтобы в перспективе стать партией рабочего класса? К сожалению, нет. Но работать над этим мы можем и должны. И над этим должны работать не только лидеры партии и члены партии. Это – задача рабочего класса. Надо разъяснять товарищам рабочим: «Не будет у вас партии – пропадете».

Скажем, в той же самой Новороссии люди воевали, рисковали, но, если партии нет, может появиться после этого рабочее государство, без партии рабочего класса? Не может. Не потому, что люди не хотят, а потому, что нет такой партии, которая это все организует. А без партии не получается.

Не было бы большевиков, сделали бы второй Съезд Советов не в тот день, когда было вооруженное восстание, а в другой. Почему Ленин говорил, что раньше было рано, а потом будет поздно? Нужно было так сделать, чтобы и восстание, и сразу Съезд Советов. Пришли на Съезд и говорят: «Вот вам власть. Мы ее ни одного дня не держали, мы только для вас ее и взяли».

Восстание, кроме всего прочего, – это искусство. Поскольку у нас умные люди это делали, у нас все было мирное. Сейчас говорят, что вроде какие-то были жертвы, но откуда они могли быть, если весь Петроградский гарнизон был большевистским, никто не защищал Зимний, кроме юнкеров и женского батальона, которые смирно стояли около бревен. Даже смешно было говорить о каком - то сопротивлении. В авангарде шли матросы с «Авроры», они в свое время защищали Временное правительство от корниловского мятежа. Поэтому они знали, куда идти, зачем идти. И поэтому им не надо было искать, куда бежать, знали, как зайти и сразу этих друзей – Временное правительство – арестовать. Так что нет никакой проблемы. У нас была мирная-премирная революция. В Санкт - Петербурге сейчас в автокатастрофах ежедневно погибает гораздо больше людей, чем, говорят, погибло 25 октября 1917 года. Это была действительно мирная революция большинства.

Когда народ поднимется, с ним невозможно сражаться. Вот сейчас в Новороссии народ поднялся, ведет антифашистскую борьбу. Во-первых, находятся те, кто ее поддерживают. Во-вторых, оказывается, и государство нашлось, которое ее поддерживает. Надо, чтобы было кому помогать.

Если мы смотрим на общественное развитие не как на стихийное развитие, тем более, если речь идет о сознательно управляемом хозяйстве, сознательно управляемом обществе, которое в перспективе должно быть создано, то сейчас уже должны люди сознательно за это бороться. В этом смысле они – носители социализма и коммунизма уже сейчас, если они ведут соответствующую пропаганду и, особенно, если они ведут соответствующую организацию.

Как Советы создаются. Нам разве запрещено создавать Советы? Не запрещено. У нас, вообще, кругом Советы. У нас есть Совет Безопасности, у нас есть Совет Федерации, у нас есть Госсовет, у нас есть ученые советы и, вообще, мы друг другу можем советы давать по любому вопросу, поэтому можно даже в шутку сказать, что у нас власть советов. Поэтому никого Советы не пугают. Никто не запрещает во время забастовки создавать органы по защите имущества работодателей, по охране порядка, потому что по закону за это отвечает стачком. Создавайте, как докеры создавали, дружины. Каждая бригада – это дружина, хотите – изучайте джиу-джитсу, хотите дзюдо, хотите айкидо! Вместе с государственными структурами.

Если Советы начинают подниматься, их невозможно остановить. Они два раза так вот поднимались у нас в России, в 1905, а потом в 1917 году, и не большевики их создавали, их сами рабочие создали. И во втором случае, вообще меньшевики и эсеры там участвовали, большевики потом туда уже пришли, смотрят – уже Советы в Петрограде, которые Керенский возглавлял. Вот, что надо делать.

Получаю материалы из Греции: вот они там с большим шумом идут, много народу, со знаменами, молодежь. И чем кончается это все? – Ничем. Никаких структур не создают, кончается тем, что они идут на выборы, и как было у них 15 депутатов, так и есть 15 депутатов. Дескать: «Мы призываем вас свергнуть буржуазный строй!» – «Как вы предлагаете свергнуть?» – «А вот так: проголосуйте за нас».

И у нас некоторые товарищи думают так же. Так успеха не добьешься. Большевики в Учредительном собрании имели меньшинство. На втором месте были. На первом месте были там эсеры.

Я хочу назвать одну ленинскую работу принципиальнейшего характера: «Выборы в Учредительное собрание и диктатура пролетариата», – где просто это разжевано, что сначала надо взять в свои руки власть, а затем с помощью власти привлечь на свою сторону громадное большинство народа, без которого нельзя двигаться вперед. Если у вас нет этого, вы хотите при буржуазных определителях воли получить большинство, то это просто смешно. Никогда вы не получите в буржуазном обществе большинства, потому что в большинстве голов мысли господствующего класса, и если выборы проводятся честно, то большинство будет голосовать за буржуазные партии.

Денежки получить можно, потому что сегодня за каждый голос российское буржуазное государство дает 120 рублей той партии, за которую этот голос отдан. Если вы участвуете в выборах, и миллион проголосовал за вашу партию, получите 120 миллионов и будьте здоровы. Так прикармливают все думские партии. Сами себя больше всех прикармливают, потому что «Единая Россия» больше всех получает.

Вот примерно так выглядит картина. Мы должны знать, что путь к следующей формации идет – и это уже открыто русским рабочим классом – через создание Советов. Советы создаются как органы стачечной борьбы, когда из представителей заводских комитетов и заводских коллективов создаются территориальные органы, называемые Советами. Сначала совершается это движение, строительство Советской власти, потом идет двоевластие и, наконец, – вся власть Советам. Вот та дорога, которая известна, и мы должны сделать так, чтобы это было понятно всем, кому надо, всем тем, кто готов за это бороться. Если идея овладевает массами, она становится материальной силой, и эта материальная сила тогда осуществляет назревшее общественное изменение. Вот, собственно, что можно сказать в главном об участии профсоюзов, трудящихся в социальном развитии.