ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБЩЕСТВА КАК ФОРМА СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ

М. Попов
профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор философских наук, действительный член Петровской Академии наук и искусств

 

Об этом не принято говорить, но так или иначе надо признать, что в России произошла контрреволюция — созданный революционным путем социалистический строй ликвидирован и реставрирована буржуазная общественно-политическая система. Соответственно утрачены те завоевания трудящихся, которые связаны с социалистическим строем. При этом в целом, если не считать вооруженного противостояния у Дома правительства в октябре 1993 года, которое происходило уже на буржуазной основе, реставрация капитализма прошла мирным путем, в ходе так называемой ползучей контрреволюции.

Весьма значительную роль в трансформации социалистического общества в буржуазное сыграл внешний фактор. Но не он был определяющим. В силу диалектики развития социализма как первой фазы коммунизма имелись причины, в том числе экономического порядка, не только для развития вперед, но и для движения вспять, не только для прогресса, но и для регресса.

Социализм — это низшая фаза коммунизма, то есть такой коммунизм, который во всех отношениях — экономическом, нравственном и умственном несет отпечаток того строя, из которого он вышел — капитализма. Работник при социализме экономически заинтересован не только в росте общественного богатства, но и в увеличении своей доли в нем независимо от того, растет общественное богатство или не растет. От организации общества и деятельности государства зависит, как будет разрешаться это противоречие — по линии перерастания социализма в полный коммунизм или по линии ослабления социализма и реставрации капитализма.

Анализ уроков реставрации капитализма в России позволяет отметить определенные этапы и вехи реставрации, которые приходили как бы незаметно, в ходе преобразований, то есть трансформации социализма.

Первое, на что следует обратить внимание, это выхолащивание сути Советов как органов, избираемых в трудовых коллективах. С принятием "демократической" конституции 1936 года производственный принцип формирования Советов всех уровней был заменен характерным для буржуазного парламентаризма территориальным принципом. Тем самым по своей сути Советы перестали быть Советами в своем истинном смысле и начали трансформироваться в свою противоположность.

В экономике в это время, напротив, усиливались социалистические тенденции, было создано и развивалось социалистическое плановое хозяйство, стал действовать основной экономический закон социализма, требующий подчинения производства цели обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества.

Однако форма содержательна. Политическая форма экономических отношений, утратившая советское содержание, привела к невозможности отзыва депутатов и далее к всеобщему заражению государственного, а затем и партийного аппарата карьеризмом и бюрократизмом, вседозволенностью и местничеству. Мелкобуржуазность как стремление к личному обогащению в ущерб общественному благосостоянию захлестнула партийно-государственнные структуры. Её выражением стало объявление прекращения классовой борьбы, сделанное на ХХ съезде КПСС и принятие ревизионистской программы КПСС на её ХХII съезде в 1961 году.

Затем наступил черед реакционных изменений в экономической сфере. Экономическая реформа 1965 года, сориентированная на коллективное стремление к наживе, повела к дальнейшему росту мелкобуржуазности в обществе, которая стала столь сильной, что стала (начала) затоплять сферу как экономики, так и политики. Причем носители этой мелкобуржуазности — малые и большие горбачевы и яковлевы взяли верх в партии и государстве.

Апрельский пленум ЦК КПСС 1991 года, а затем и XXYII съезд КПСС приняли решение о курсе на приватизацию и рынок и тем самым привели к гибели КПСС и социалистическое государство.

И все это в порядке малозаметных изменений, под лозунгом перестройки, хотя перестройка довольно явно расшифровывается как переход от одного строя к другому.

Когда лозунг перестройки в глазах народа себя дискредитировал, мастера трансформации общества пустили в оборот аналогичный по бессодержательности и вредности лозунг реформ. Дескать, содержание нам неважно, нам важно форму изменить, все реформировать. И сознательно замаскировывалось и замаскировывается различие реформ прогрессивных и реакционных и подмена развития неким реформированием, позволяющим нечистым на руку людям ловить рыбу в мутной воде.

Носители мелкобуржуазности, сидевшие ранее в партийных, государственных, хозяйственных кабинетах, сбросили свои красные перья и стали "новыми русскими". Новизна тут в том, что это не те русские, которые в свое время боролись с феодализмом за более прогрессивный строй — капитализм. А это те люди, которые сколотили свое состояние в ходе разграблений всенародного достояния. Это не олигархи, а экономические мародеры.

В силу того, что экономические мародеры устремились теперь к власти и угнездились в ней, в России никак не налаживается даже капиталистический строй, который есть тоже форма развития производительных сил. Наша буржуазия, сориентированная на Запад, перенимает у загнивающего монополистического капитализма не его достижения, а его загнивание, и компрадорская буржуазия позиции свои сдает очень медленно. А так называемые патриотическая буржуазия настолько алчна и некультурна ещё, что думает нарастить свою прибыль не за счет научно-технического прогресса и развития работников как главной производительной силы общества, а за счет усиления эксплуатации российского рабочего класса.

Отсюда и вывод, что ожидать трансформации общества в прогрессивном направлении можно, только если рабочий класс подымется и развернет борьбу за свои интересы, сначала экономические, а затем и политические. Однако маловероятно, что эта трансформация может пройти мирно. Слишком много добра отнято у народа и превращено в частную собственность, а частные собственники наворованное ими добро защищают всегда с большим зверством.

И, тем не менее, колесо истории может остановиться, даже на какое-то время пойти вспять, но движение его вперед неизбежно и неотвратимо.