ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ

О. Шеин
Председатель Российской партии Труда

 

После выборов самое время сделать некоторые выводы.

Основной. Население страны поддерживает лично Владимира Путина считая, что без такого президента может начаться хаос. Центральные СМИ, особенно телевидение, многократно повторяли сравнение с 99-м годом, когда страной управлял Ельцин. Сравнение оказалось весьма показательным, и убедило многих. Кроме того, отставка Правительства и истребление наиболее известных олигархов, дали хоть слабую, но надежду на принципиальные перемены. Скользкие вопросы, вроде реформы здравоохранения или приватизации ЖКХ, не обсуждались, а тотальная монополия над телевидением вкупе со знаменитым административным ресурсом дали неслыханный в стране результат — почти 50 миллионов голосов или 71%. Теперь следует ожидать реформы социальной сферы и перестройки партийной системы. Партия "его величества" есть, а партии "оппозиции его величества" пока нет. Ее создание еще предстоит. Между тем Владимир Путин явно не намерен в 2007 году уходить из большой политики. Если он не пойдет на третий срок, то, скорее всего возглавит правительство. Для этого придется, очевидно, изменить Конституцию, усилив роль парламента, перекроить парламентские партии, включая "Единую Россию", а на роль преемника в Кремле вывести преданного единомышленника. Скажем, Сергея Иванова, ныне возглавляющего Министерство обороны.

Высокая явка на выборах создала неправильное впечатление о результатах аутсайдеров президентской гонки.

Начнем с пары Харитонов-Глазьев. Если в прошлом году Кремль, чего скрывать, подыгрывал "Родине", то в этом — КПРФ. Избиратели были теми же. КПРФ и "Родина" в сумме получили 13 млн. голосов, а два левых кандидата в президенты — 12,3 млн.

Причем, в отношении вышедшего из-под контроля Сергея Глазьева шла сплошная обвинительная травля без возможности ответа, зато Николаю Харитонову был предоставлен на центральном телевидении относительно "зеленый свет". Кроме того, Сергей Юрьевич совершил ряд серьезных организационных просчетов, а предвыборный штаб сработал просто отвратительно. Двухмесячный публичный скандал с Дмитрием Рогозиным нанес сильный ущерб для позитивного облика неконфликтного, но принципиального политика, и результат не заставил ждать — 13,7% у Харитонова и 4,1% у Глазьева.

При этом КПРФ может быть весьма довольна результатами голосования. Они не только формально, на процент, выше, чем на парламентских выборах, но и выше в численном выражении — сейчас за кандидата компартии проголосовало 9,5 миллиона человек. Осенью, для сравнения — 7,6 миллиона. Так что, по форме, КПРФ восстановила свою электоральную базу. Но самоуспокоение было бы большой иллюзией. В войне против Сергея Глазьева кандидат от "союза коммунистов и аграриев" обрел свободу рук. Теперь она закончилась. Надо ожидать, что к 2007 году Кремль поставить задачу максимально опустить КПРФ до барьера в 7%. Именно такая планка, согласно принятого еще предыдущей Думой закона, станет в будущем проходной. И если компартия не сделает самых решительных выводов из сокрушительного поражения на парламентских выборах, не обновит руководство сверху донизу, не изменит стиль работы, в ближайшие семь лет она просто уйдет из большой политики.

Поражение Сергея Глазьева — тому пример. Поражение, правда, сильное слово. Такое восприятие вызвано неоправданно завышенными ожиданиями. На самом деле, если блок "Родина" получил поддержку 5,5 миллионов избирателей, то лично Глазьев в крайне сложных условиях — 2,8 миллиона. Сейчас политическое будущее Сергея Юрьевича зависит от него самого. Многое потеряно, и мы нескоро увидим его на центральном телевидении, так как на личность Глазьева, по сути, введен запрет. Нет и денег, без чего строить работу крайне сложно. Но есть высокое доверие населения. Результаты голосования не должны смущать — они вызваны не только заговором молчания, но и шквалом обвинений, а этот шквал завершился. Если Сергей Юрьевич найдет в себе силы начать строить широкое социальное движение, отличающееся конкретными делами, будет самым плотным образом работать с рабочими профсоюзами, левыми молодежными организациями, движением пенсионеров, он еще свое возьмет. Если Глазьев, напротив, уподобится разным нашим патриотам, рассуждающим на политической завалинке об ограбленной стране, он политически умрет. Здесь не должно быть иллюзий.

Но на место Глазьева тогда встанут другие. Мы не знаем, кто именно, но успех "Родины" — повторим еще раз — просто вопиющ: в стране созрела востребованность в левой, современной, социальной силе. А раз это так, то рождение такой силы — перспектива ближайших лет.

Кстати, высокое число голосующих против всех — до 3,5% -тому подтверждение. Оно на полмиллиона голосов ниже, чем в декабре, но гораздо выше, чем на выборах 1999 года. И эти голоса "против всех" поданы отнюдь не разочаровавшимися сторонниками Путина. Путин, наоборот, прибавил в политическом весе, в отличие от левой и правой оппозиции. Это бывшие голоса Геннадия Зюганова и Григория Явлинского, голоса тех, кто ищет новой силы.

На правом фланге что-то подобное уже зарождается, но вряд ли будет иметь успех. Комментировать ситуацию с Хакамадой довольно сложно, поскольку Ирина Мацуовна не имела конкурентов на либеральном поле. Но если Глазьев и Харитонов просто иначе поделили левую поляну, то Хакамада не смогла взять объединенные правые голоса. СПС+"Яблоко" в сумме получили 5 млн. бюллетеней, лично Ирина Хакамада — 2,8 млн. Ясно, что не всякий "яблочник" симпатизирует нашему камикадзе, но результаты могли быть и лучше. Так что справа пока налицо продолжение полураспада.

Голоса ЛДПР, ясное дело, ушли к Путину почти целиком.

Выборы полностью прошли по сценарию Владислава Юрьевича Суркова. Парламент абсолютно подконтролен, Сергей Глазьев политически смят, в КПРФ подавлены попытки обновления, а справа осталось одно дымящееся пепелище. Отдадим должное политическим талантам Владислава Юрьевича, и займемся нашими делами: строительством современного, левого, интернационального движения, с опорой на самоорганизацию населения вообще, и трудящихся в частности.