ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

Как живут и борются современные рабочие активисты. РКР.

Алексей Теркин

 

DSCN0062

21–22 марта состоялся семинар Российского комитета рабочих (РКР) в Нижнем Новгороде, где мне довелось быть корреспондентом. Присутствовало 10 делегатов с решающим голосом (прибывшие от реальных рабочих коллективов), ещё полтора десятка с совещательным (эксперты или представители партий) и приглашённые.

Города самые разные: Омск, Южноуральск, Муром, Всеволожск, конечно, Нижний Новгород, Москва и Питер. Вопросов стояло немного, но все они решались вдумчиво и неторопливо, думали о последствиях — в этом первая заметная черта собрания РКР, черта очень рабочая. Такую привычку «вцепиться» в предмет и не дёргаться, пока не будет всё до конца понятно, видел я на стройке у опытных бригадников — не пожалеть времени изучить чертежи, промерить, всё ли везде войдёт, пересчитать материал. «Тяжёлое», медленное, плотное отношение к делу — особенность людей, привыкших работать с материей, никогда не прощающей «лёгкости мысли». Черта крайне полезная к приобретению тем, кто хочет вершить большие дела.

Вторая характерная черта РКР — неравнодушие участников. Такое переживание за ход дискуссии я мало где видел. Густые и по количеству, и по качеству выступления, неприемлемость столь частой в левых тусовках позиции «каждый при своём». Оппоненту надо доказать, что он не прав и его предложения разрушительны, но он может обидеться и больше не прийти — и это тоже будет плохо. С этого противоречия начинали участники дискуссий.

Основное время было уделено опыту современной борьбы рабочих за улучшение своего положения — борьбы с капиталистами и государством капиталистов. Борьбы организаций, потому что поодиночке никто не выстоял. Забастовки на заводах, в портах; приёмы противодействия буржуазии; что реально требовать от государства, а что нет; вопросы эффективности юридической, физической, экономической борьбы; случаи удачные и неудачные, размышления и выводы. Посмотреть можно на Красном ТВ. Остро встают вопросы противодействия обанкрочиванию предприятий, защиты людей «переднего края», особенно — общей солидарности. Не раз было отмечено, что, когда конфликт выходит за рамки отдельного предприятия, хозяева начинают значительно активнее «чесаться». Прямо сейчас организуется поддержка Леонида Тихонова, профсоюзного активиста из Находки, посаженного с наплевательством на российское законодательство, что даёт надежду его вытащить.

Отдельного внимания был удостоен вопрос создания коллективных договоров, как инструмента, совершенно необходимого к овладению для актива профсоюза. Коллективный договор — это и главное орудие в переговорах, и мощное средство организации и сплочения коллектива. Без колдоговора профсоюз — как солдат без оружия. Составить колдоговор может и один человек; это непростая и кропотливая работа, но выполнимая. Есть образцы успешно действующих договоров, которые люди составляли с нуля, есть помощь с их стороны. Требования колдоговора должны быть достаточно высокими, чтобы за них хотелось бороться.

Важная вещь — когда колдоговор составлен, нужно сначала идти с ним не вверх, а вниз, к своим рабочим. Не полениться довести до каждого, собирать замечания, переделывать, обсуждать — всеми силами вовлекать людей участвовать в создании договора, вкладываться в него. И так до тех пор, пока актив не заручится поддержкой больше, чем половины предприятия — и вот тогда уже можно идти «вверх», имея за собой поддержку объединённых колдоговором людей, которые знают свои общие требования и готовы за них бороться, которые теперь и есть большой и сильный субъект переговоров, а актив — только их делегаты.

Затосковавшимся по революции активистам не раз повторялось замечание, что в погоне за политикой они постоянно теряют контакт с рабочими. Причём говорили это старые рабочие-коммунисты, прекрасно понимающие недостаточность узкой экономической борьбы в условиях капитализма — она превращается в «забег по эскалатору» (когда бежишь вверх, а эскалатор идёт вниз). Но состояние рабочего класса — разобщённого, разочарованного в активистах, с мировоззрением «кто во что горазд», — это состояние выступает для них столь же очевидной внешней предпосылкой, как размер детали для слесаря, и имеет такой же приоритет перед любыми фантазиями.

Пока рабочие не сплочены, пока они не знают цену своего труда и силу своего союза, пока не умеют даже сугубо «рыночно» продавать свою рабочую силу и оперативно «отключать» её за задолженности (тем доведя капитализм до его предела и настоящего кризиса); неудача сходу привести рабочие коллективы в политику столь же очевидна для них, как неудача собрать из неподходящих деталей работающий двигатель. Современное классовое самосознание не дашь готовое, не скроишь по шаблону — его можно попробовать вырастить в процессе, в деятельности, пройти с ним через все противоречия его развития — от доходчивых каждому материальных предпосылок до вопросов государственного масштаба.

Хочу поделиться ещё одним, третьим, впечатлением от РКР — большая честность и открытость. На огромную страну с миллионами рабочих — собрание было небольшое, да. Большинство в солидном уже возрасте. У кого-то уже не осталось и их заводов. Многих выдавливали, увольняли, угрожали, нападали, сажали. Поражений было много (и тем ценней вырванные победы). Противник силён и коварен, нас давят — но про это говорилось честно и прямо, и это создавало большую ясность. Когда понятны соотношения сил, когда понятна ситуация, добыт опыт реальных действий и последствий — только тогда можно придумать эффективную тактику действий, и в этом большая ценность собраний РКР.

Источник.