ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

Рецензия на книгу буржуазного филистера Джорджа Оруэлла (Эрика Артура Блэйра) «1984»

Александр Лукьянов
член Рабочей партии России, г. Барнаул

 

Набрав в любой поисковой системе Интернета фразу «рецензия на книгу 1984», можно легко убедиться в том, как много лестных и даже восторженных отзывов посвящено книге Джорджа Оруэлла (Эрика Артура Блэйра) «1984». Это неудивительно, ведь в условиях господства буржуазной идеологии читатели с обывательским эклектическим сознанием, способные положительно воспринимать подобное чтиво, представляют собой довольно массовое явление. Однако влияние подобной литературы, различных так называемых «антиутопий» с реакционным буржуазным душком распространилось и в среде достаточно образованных и грамотных сторонников прогрессивного направления общественного развития. Некоторые представители этой прогрессивной среды нередко ссылаются на книгу «1984» в положительном ключе, мол, автор предугадал то-то и то-то, дескать, отдельные отрицательные моменты общественной жизни, описанные Оруэллом в художественной форме, нашли своё отражение в явлениях реальной жизни современного общества. Однако сылающиеся при этом не учитывают того обстоятельства, что Оруэлл приписывал все эти отрицательные моменты обществу следующей за капитализмом формации (как её себе представлял или пытался представить сам Оруэлл). Следовательно, весь тот мрак и ужас, все уродства  общества, которые живописует автор в своей книге «1984», согласно его представлениям относятся к коммунистической формации. И наоборот, описывая воспоминания главного героя о далёком прошлом, Оруэлл изображает капиталистический строй чуть ли не царством свободы, «золотым веком» и т. п. Таким образом, выходит, что «провидческие» способности Оруэлла весьма и весьма сомнительны, так как отдельные реакционные, регрессивные моменты, описанные им в «1984» воплощаются как раз в общественной жизни милого сердцу автора капитализма, а не следующей за ним коммунистической формации.

Что необходимо отметить по существу данной «антиутопии». Книга «1984» содержит существенные логические неувязки и противоречия. Особенно крупной логической неувязкой Оруэлла является организация общественной жизни выдуманного им государства. По Оруэллу будущее предполагаемое им общество делится на три группы: члены «внутренней партии» (менее 2% от всего общества), члены «внешней партии» (чуть более 13% от всего общества) и «пролы» или пролетарии (соответственно, 85% от всего общества). За каждым членом «внешней партии» ведётся ежесекундная слежка со стороны членов «внутренней партии» посредством телекранов (телевизор и телекамера в одном устройстве) и других средств слежки и шпионажа. При этом подавляющее большинство общества — «пролы», которые непосредственно производят материальные блага, предоставлены сами себе, никто их не ограничивает и не подавляет. Всю шпионскую и репрессивную работу ведёт «Министерство любви», а это ещё сужает круг лиц, занятых слежкой за членами «внешней партии», которые составляют, повторюсь, более 13-ти процентов всего общества. Возникает простой вопрос: каким образом члены «внутренней партии» могут осуществлять ежесекундный контроль за каждым членом «внешней партии», количественно уступая им более чем в шесть раз, да ещё и оперативно обрабатывать этот огромный поток информации? Непонятно также, каким образом удаётся удерживать в подчинении пролетариев, ведь за ними никакой слежки не ведётся вовсе? Оруэлл не даёт ответов на эти вопросы. Очевидно, автор просто весьма поверхностно, неглубоко и невнимательно прорабатывал сюжет собственного творения.

Другая крупная логическая неувязка в «антиутопии» Оруэлла. Оруэлл изображает членов «внешней партии» в качестве этаких интеллектуалов, хотя сотрудники «Министерства любви» и другие члены «внутренней партии» их ежедневно подавляют, обманывают, лишают возможности удерживать в голове какие-либо знания или даже просто полезную информацию. При этом автор представляет «пролов» какими-то лишёнными интеллекта существами в противоположность членам «внешней партии», хотя и у тех и у других количество нерабочего, потенциально свободного времени одинаково. Кроме того, за «пролами» никто не шпионит, они ничем не ограничены, кроме обязанности работать на благо всего общества, а труд при определённых условиях способствует интеллектуальному развитию. Остаётся только удивляться игре фантазии Оруэлла. Для него интеллектуалами являются забитые, запуганные, лишённые знаний и цельного мировоззрения люди (члены «внешней партии») и, в то же время, полностью свободные за рамками рабочего дня «пролы» изображены автором как полностью лишённый интеллекта рабочий скот. Характерно, что Оруэлл практически не раскрывает и даже не пытается раскрыть образы «пролов», весьма скупо их описывает, видимо, понимая всю натяжку и нереальность собственной выдумки. Между тем, очевидно, что подобная организация общества позволила бы «пролам», предоставленным самим себе, легко обойти в развитии остальные две группы этого фантастического, нереального общества, включая и членов «внутренней партии», слишком занятых слежкой, террором и подавлением членов «внешней партии». Таким образом, положив в основу сюжета «1984» наспех выдуманное «общество», невозможное в реальности, Оруэлл проявляет себя в качестве весьма поверхностного и заурядного писателя.

Обращает на себя внимание описание Оруэллом условий содержания заключённых. Например: «Самая чёрная работа достаётся политическим»; «На должностях только уголовники...»; «Каждый должен был признаться в длинном списке преступлений — в шпионаже, вредительстве и прочем. Признание было формальностью, но пытки — настоящими». До боли знакомые современному российскому и позднесоветскому обывателю образы и штампы. За основу подобных «страшилок» Оруэлл просто взял набор буржуазных антисоветских пропагандистских мифов и приложил их к своему обществу-фантому, сгущая и без того чёрные краски своей «антиутопии».

Далее по тексту «1984» становится ясно, что автор, уже не стесняясь, просто-напросто проводит примитивную буржуазную антисоветскую, антикоммунистическую пропаганду, используя при этом самые низкопробные пропагандистские штампы. Например: «… в двадцатом веке были так называемые тоталитарные режимы. Были германские нацисты и русские коммунисты. Русские преследовали ересь безжалостнее, чем инквизиция». Что касается словечка «тоталитарный», которое было выдумано и пущено в словесный оборот среди обывателей и филистеров буржуазными пропагандистами-антикоммунистами, то никакого глубокого научного смысла оно не несёт. Происходит оно от слова «total», которое обозначает «итого», «всего», «полный», «всеобщий» или от итальянского «totalitas» — «цельность», «полнота». Отрицательный оттенок словечку «тоталитарный» придают путём, например, присовокупления к нему ещё одного подобного словечка «режим». Впрочем, раскрытие гнилой сущности подобных «терминов» не является темой данной рецензии. Возвращаясь к приведённой выше цитате, стоит отметить, что по Оруэллу именно русские коммунисты «преследовали ересь безжалостнее, чем инквизиция», о германских нацистах же ничего не написано. Видимо, автор считает, что германские нацисты выгодно отличались от русских коммунистов. Такова «благодарность» буржуазных продажных филистеров и пасквилянтов вроде Оруэлла по отношению к нашим предкам, в жестокой борьбе освобождавшим Европу и весь мир от фашизма незадолго до написания грязного пасквиля «1984» (книжонка была написана в 1948 году). Здесь можно привести ещё один образчик антисоветской, антикоммунистической клеветы автора: те же русские коммунисты якобы «изматывали пытками и одиночеством и превращали в жалких раболепных людишек, которые признавались во всём, что им вкладывали в уста, обливали себя грязью, сваливали вину друг на друга, хныкали и просили пощады». Вполне понятно, на кого указывает Оруэлл своим грязным пальцем, кому он приписывает авторство всех реакционных методов в политике, кого он назначает историческим предшественником по части организации убогой и жалкой жизни выдуманного им общества. Таким образом, филистер Оруэлл, используя художественную форму, пытается запугать трудящиеся массы, отвернуть их от коммунизма, создать противовес стремительному распространению коммунистического учения, росту популярности и авторитета СССР среди трудящихся Европы после освобождения её от фашизма. При этом на протяжении всего пасквиля «1984» автор демонстрирует полное своё невежество в области законов общественного развития, в области экономики, в области исторических знаний.

Дальше — больше, «чернуха» в «антиутопии» всё нарастает: «Даже жертва русских чисток, идя по коридору и ожидая пули, могла хранить под крышкой черепа бунтарскую мысль». Следующее после этого предложение понадобилось Оруэллу затем, чтобы ещё гуще намазать чёрной краски, однако, тут уже автор настолько перегнул палку, что просто сломал саму логику своего и без того слишком примитивного «творения». А именно, изображая ещё более изощрённый, чем якобы у «русских коммунистов» подход карателей из «внутренней партии», Оруэлл в следующем предложении пишет: «Мы же, прежде чем вышибить мозги делаем их безукоризненными». Несколько выше по тексту всё в том же духе: «Он станет одним из нас, и только тогда мы его убьём». Вопрос: зачем??? Какой в этом смысл? Как подобная изощрённость помогает удерживать власть? Ведь если враг путём больших затрат усилий и времени оказался перекованным в верного сторонника и последователя, то его следует использовать в своих целях, а не убивать. Иначе какой смысл столько возиться с «врагами»? Какую пользу «враги» могут принести после смерти? Так опять же, зачем тогда возиться с «обработкой» их мозгов? Где же логика???

Создаётся впечатление, что автор не разбирается в тех сферах общественной жизни, о которых пишет. То ли он сам напуган и хочет ещё сильнее напугать своего читателя, то ли просто получил экспресс-заказ от буржуазии на создание антикоммунистической «страшилки» да при этом перестарался и чересчур сгустил чёрные краски своей мрачной «антиутопии». Во всяком случае нелогичность, нереальность, фантасмагория изображаемого Оруэллом общества будто бы будущего бросается в глаза.

Также следует отметить нелепость выдуманной автором теории о «новоязе», согласно которой в будущем языки (пример «Океании») будут урезаться и упрощаться до неузнаваемости. Нелепой является и попытка Оруэлла приплести к этой теории некоторые общепринятые сокращения вроде «Коминтерна», «Агитпропа». Как и должно быть в реальности, жизнь опровергает это предположение автора «антиутопии». Напротив, языки только обогащаются и развиваются с течением времени и развитием общества. Это и понятно — язык отражает всё материальное и духовное богатство народов, которое быстро ли, медленно ли, но только растёт и увеличивается («телевидение», «спутник», «компьютер», «Интернет» и т. д. и т. п.).

В данной рецензии намеренно не затронута художественная сторона книги «1984», так как она служит Оруэллу подобно тому, как отдельные положительные личные качества служат мошеннику, чтобы втереться в доверие к порядочным людям с целью их обмана. Однако, следует отметить отсутствие в данном пасквиле подлинных героев, ярких образов. «Герои» Оруэлла — сплошь либо забитые, запуганные, трусливые, глупые обыватели, либо безликие террористы из «внутренней партии», либо тупые «пролы». Даже главный «герой» под занавес ведёт себя в конечном счёте точно так же как и все остальные, кто попадал в руки садистов из «Министерства любви».

В целом «1984» является низкопробной, упаднической, реакционной «чернухой» в области художественной литературы. Видимо, книжица эта была написана наспех, «на коленке» и от этого в ней содержатся крупные логические неувязки, «ляпы». Главное содержание этой «антиутопии» составляют ярко выраженные антикоммунизм, антисоветизм. При этом автор демонстрирует своё невежество в обществознании, в исторической науке. Оруэлл в своём «1984» строит свои поверхностные суждения на основе самых примитивных штампов реакционного буржуазного «агитпропа», рассчитанных на перепуганного обывателя с эклектическим мелкобуржуазным сознанием, а также на отсталые слои рабочих масс. Такой его подход вполне согласован с условиями, в которых было создано сие «произведение», — 1948-й год, разгар послевоенной идеологической борьбы, так называемой «холодной войны» ведущих империалистических стран против мирового коммунистического движения во главе с СССР. Естественно, что буржуазии как реакционному классу выгодно изображать идущий на смену капитализму общественный строй как нечто ужасное, плохое, враждебное всему человеческому, а сам капитализм изображать как «золотой век» человечества. Для этой цели буржуазия привлекает и щедро вознаграждает деятелей в сфере различных искусств. Этот нехитрый пропагандистский приём реакционные классы в исторической практике применяли довольно часто. Оруэлл, таким образом, опубликовав «1984», исполнил заказ реакционной империалистической буржуазии, проявил себя в качестве буржуазной прислуги, представителя реакционной, регрессивной линии общественного развития.

Вероятнее всего, что «1984» была предназначена для внутреннего употребления в буржуазных империалистических странах, так как уровень изложения её рассчитан на читателя с весьма поверхностными и искажёнными представлениями как о реальной жизни в СССР того периода, так и о коммунистическом учении в целом. Именно поэтому в СССР подобное чтиво не встретило бы понимания у массового читателя. Однако, полвека спустя, в результате разрушения СССР по целому ряду объективных и субъективных причин бывшее советское общество оказалось способным к восприятию подобных «антиутопий» и прочего низкопробного, насквозь реакционного, пропитанного антикоммунизмом чтива. Господство буржуазной идеологии обеспечило необходимый для восприятия подобной «литературы» уровень исторического и культурного невежества постсоветского общества. Более того, влиянию таких «антиутопий» как «1984» оказались подвержены и отдельные представители прогрессивного и передового направления в общественном развитии. Это говорит об их недостаточной вдумчивости, критичности, внимательности, о недостаточной глубине восприятия при изучении литературных источников. Только тщательное, глубокое и критичное изучение источников позволяет сделать верные выводы о возможности и формах использования предмета изучения в идеологической борьбе.

Что касается самой книги «1984» Джорджа Оруэлла, то её дальнейшую участь предсказать нетрудно — с победой прогрессивных сил во всём мире ей и другим подобным реакционным, пропагандистским «антиутопиям» место на литературной свалке истории вполне обеспечено.

Октябрь  2014 — март 2015, г. Барнаул