ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

Еще раз о коренных положениях социализма

В.Иванов
экономический обозреватель «Народной правды»

критические заметки по поводу статьи К.И.Курмеева «Еще немного, еще чуть-чуть…»

 

На сайте РКРП (rkrp-rpk.ru) 23.01.2015 г. размещена статья К.И.Курмеева «Еще немного, еще чуть-чуть…». В статье дается критика позиции одного из представителей буржуазной экономической теории. При этом автор делает попытку проанализировать опыт строительства социализма в СССР и наметить некие перспективы. Считаю необходимым остановиться на высказываемых автором суждениях в отношении фундаментальных положений социализма.

Так, автор пишет: «Поскольку тогдашняя буржуазно-помещичья Россия была аграрно-промышленной страной (85% населения жило в деревне) 20 лет ушло на замену частной собственности буржуазии и помещиков на общественную и коллективную». И далее: «социализм начинается тогда, когда в экономике остаются только общественная и коллективная форма собственности». С такими формулировками согласиться нельзя. Остановимся на их разборе.

Основой социализма является общественная собственность на средства производства. Это азы марксизма. Если в экономике есть и общественная, и коллективная формы собственности, это еще не социализм.

На самом деле в СССР в условиях победившего социализма была общественная собственность на средства производства. А вот выступала она в двух формах: государственной и колхозно-кооперативной. Еще раз подчеркну, это не два отдельных вида собственности, а две формы одной общественной собственности на средства производства.

Напомню еще раз для уточнения, что помещичья собственность была ликвидирована сразу после совершения социалистической революции. Декрет «О земле» был принят 8 ноября 1917 года. При этом большевики выполнили, идя навстречу требованиям крестьянства, одно из положений программы социалистов-революционеров (эсеров), разделив землю по едокам. Это в дальнейшем привело к возникновению буржуазной частной собственности на средства производства в деревне, расслоению крестьянства на бедняков, середняков и кулаков и потребовало проведения коллективизации сельского хозяйства.

Полный переход буржуазной собственности на средства производства в руки пролетариата занял известный исторический период. В ходе национализации основных средств производства в 1918 году пролетариат занял командные высоты в экономике, был сформирован коммунистический экономический уклад. Борьба коммунистического уклада с капиталистическим и мелкотоварным укладами, которая шла по принципу «кто кого», закончилась победой коммунистического уклада в середине 30-х годов. Производство в целом стало непосредственно общественным. И страна из переходного периода вступила в коммунизм, поскольку с завершением коллективизации собственность на все основные средства производства стала общественной.

В статье прослеживается мысль о постепенном отрицании частной собственности буржуазии чуть ли не как о принципе коммунизма. Однако сроки, темпы коммунистических преобразований в экономике определяются, прежде всего, конкретной ситуацией, состоянием экономики, степенью развитости капиталистических отношений в стране, совершающей социалистическую революцию, и пр. В России на это ушло около 20 лет, о чем справедливо пишет автор. Но нельзя этот конкретный срок возводить в принцип.

Автор пытается утверждать, что «дальнейшее движение в сторону коммунизма требует в свою очередь постепенного вытеснения товарных отношений и перехода на продуктообмен».

Во-первых, социализм есть коммунизм в своей первой, низшей стадии, поэтому говорить о движении социализма в сторону коммунизма неверно. Правильно говорить о движении, (или перерастании) коммунизма низшей стадии (социализма) в высшую (полный коммунизм). Иначе мы дадим лазейку для протаскивания антимарксистской идеи разделения социализма и коммунизма, отдельного социалистического способа производства.

Во-вторых, уже при социализме нет товарных (товарно-денежных) отношений. Производство при социализме имеет непосредственно общественный характер, и является формой производства, диаметрально противоположной товарному производству. А при социализме есть товарно-денежные формы, выражающие, прежде всего, новое непосредственно общественное содержание. И развитие идет по линии усиления новых непосредственно общественных форм и углубления непосредственно общественного содержания в старых товарных формах и преодоления моментов старого товарного содержания.

В-третьих, строительство коммунизма не предполагает переход на продуктообмен. На это В.И.Ленин особо указал в замечаниях на книгу Бухарина, который утверждал, что в ходе социалистического строительства товар превращается в продукт. Ленин отмечает: «неточно: превращается не в «продукт», а как-то иначе. ETWA: в продукт, идущий в общественное потребление не через рынок» (Ленинский сборник, т. XI, 1985, с. 388).

А с выводом и оптимизмом автора, что переход от частной собственности к «общественной собственности трудящихся» рано или поздно произойдет во всем мире, следует полностью согласиться.