ФОНД РАБОЧЕЙ АКАДЕМИИ   Российский Комитет Рабочих   Красный Университет   Университет Рабочих Корреспондентов   Рабочее ТВ

  БИБЛИОТЕКА  Электронная пресса

Новороссия  Видео  Мобильные приложения

Подгузовщина-хрущёвщина вместо марксизма-ленинизма.

Александр Лукьянов

 

В журнале «Прорыв» №3 (42) за 2014 год1 была опубликована довольно большая статья Валерия Подгузова «...Чтоб не кончался никогда октябрь семнадцатого года... К вопросу об отношениях частной собственности». Начинается статья с краткого положения, выдернутого Подгузовым из «Манифеста Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, которое он приводит в самом первом и единственном на всю статью абзаце, в котором марксизм есть:

«Манифест Коммунистической партии» содержит широко известные слова: «Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности»

Хотя более полно эта мысль у К. Маркса и Ф. Энгельса в «Манифесте Коммунистической партии» записана так:

«Отличительной чертой коммунизма является не отмена собственности вообще, а отмена буржуазной собственности.Но современная буржуазная частная собственность есть последнее и самое полное выражение такого производства и присвоения продуктов, которое держится на классовых антагонизмах, на эксплуатации одних другими. В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности.»2

Разница выражения мысли классиками и урезанным их цитированием, которое приводит Подгузов, весьма ощутима. Такое пренебрежение первоисточниками марксизма-ленинизма со стороны автора вообще характерно для всей статьи. Например, вместо того, чтобы взять определение цели социалистического производства прямо из ленинской программы, где эта цель прямо записана: благосостояние и всестороннее развитие всех членов общества, Подгузов использует формулировки о «неуклонном росте удовлетворения потребностей» из антинаучной, антиленинской программы, принятой «хрущёвцами» на XXII съезде КПСС, правда, припудрив их словом «развитие».

Местами автор переходит к прямо противоположной материализму позиции, к позиции идеалистической. Например, идеалистическими являются суждения автора о «психо-физиологических» особенностях «олигархов», дескать, главная причина их поведения кроется именно в этих особенностях, а не в материальных условиях существования, не в положении этих субъектов в системе производства. То же касается и суждений Подгузова по поводу «благой мысли о производстве необходимого количества топоров на всех», которая всё никак не приходила в головы наших предшественников из первобытно-общинного коммунизма, мол, ещё и поэтому «первобытному коммунизму не суждено было перерасти в полный коммунизм», а отсутствие в качестве основы соответствующих материальных условий производства автор вообще игнорирует.

Следует также отметить то, что автор совершенно не использует основу марксизма — диалектический метод, хотя и часто упоминает о нём. Например, автор отрицает необходимость всех ступеней в развитии общества, об этом свидетельствует его предположение о возможном переходе от первобытно-общинного коммунизма (на что было указано выше) или рабовладельческой формации прямо к коммунизму полному. Также автор не понимает диалектики самого развития в том смысле, что одно и то же явление может быть и прогрессивным, и регрессивным (реакционным), в зависимости от исторического периода, стадии развития общества, уровня развития средств производства. Это касается, например, частной собственности, которой автор отводит только негативную, реакционную роль, независимо от исторического периода и общественно-экономической формации. Кроме того, Подгузов практически не использует диалектическое выведение определений, понятий, положений. Вместо этого он просто берёт из головы некое своё представление о чём-либо и выдаёт его за истину в последней инстанции. Особенно ярко этот субъективистский, антинаучный подход автор демонстрирует, когда, не побоюсь этого слова, ДОПОЛНЯЕТ марксизм своим собственным новым положением:

«С учётом исторического опыта, кратко, коммунистическую теорию теперь можно выразить следующим положением: построенный коммунизм есть СЧАСТЬЕ в самом широком и глубоком смысле этого слова. Счастье, возможное ДЛЯ ВСЕХ - есть достаточное условие счастья для КАЖДОГО. Верно и обратное. Такова диаматика. Интересно будет посмотреть на дежурных противников «Прорыва», которые, видимо, будут доказывать, что коммунизм это что угодно, только не счастье для всех, и требовать указать страницу, откуда взято это определение.»

Страницу «требовать указать» не стану, так как понятно, откуда автор взял это «определение». Взял он его из своей головы. То что у классиков такого положения нет и в помине — это тоже понятно. Однако, если автор сам диалектическим методом ВЫВЕЛ это «положение», то почему он тогда не приводит само выведение этого «положения»? Видимо, нам остаётся просто поверить Подгузову на слово. Думаю, не ошибусь если укажу, что такое или подобное «определение» «коммунизма», «рая на земле», «земли обетованной» и т. п. существовало ещё задолго до времени социалистов-утопистов. Более того, такое «определение» существует и сейчас в различных … РЕЛИГИОЗНЫХ системах. Однако, какое отношение это чисто субъективное суждение имеет к общественной НАУКЕ, к марксизму-ленинизму? Это что ли и есть, выражаясь словами Подгузова, «чёткий ОБОБЩАЮЩИЙ, ВПЕЧАТЛЯЮЩИЙ и УБЕЖДАЮЩИЙ СОЗИДАТЕЛЬНЫЙ ОРИЕНТИР»? Это что ли «прорыв»? Ну разве что «прорыв» назад. Чем же тогда Подгузов отличается от проповедника? На какую же паству хочет он направить свою проповедь? На обывателей, интеллигентов? О главном субъекте коммунистического движения, о рабочем классе он упоминает в статье всего два раза, да и то в контексте дней давно минувших. Вообще, частые обращения Подгузова к «большинству» то обывателей, то интеллигентов, вместо обращения прямо к рабочему классу, видимо, следует расценивать в «хрущевистском» ключе: надо полагать, что Подгузов вслед за хрущёвцами выкинул за борт главное в марксизме — диктатуру пролетариата. Люди не продвинувшиеся в изучении марксистско-ленинской теории не способны разглядеть объективно прогрессивную роль рабочего класса в общественном развитии. Именно рабочий класс выступит могильщиком капиталистической формации и застрельщиком формации коммунистической. И уж конечно не проповедью о счастье для всех и для каждого он будет руководствоваться в СВОЕЙ БОРЬБЕ. Научный социализм, как наука, уже достаточно обогащён не только передовой теорией, но и богатой исторической практикой. До завоевания политической власти рабочему классу ещё предстоит сделать многое: осознать свои объективные классовые интересы, организоваться, воссоздать органы осуществления своей диктатуры (Советы) и т. д.

Отсутствие выведения и обоснования весьма характерно для большинства авторских положений и суждений, приводимых в статье. Например: «результаты горбачёвской «перестройки» доказали …» А сам автор ничего не собирается доказывать, выводить, обосновывать в приведённых им утверждениях? Судя по тексту статьи, не собирается.

Ещё один пример: отсутствие обоснования громкого заявления Подгузова о том, что «анализ большей части современных левых публикаций убеждает в том, как далеко находятся современные левые пропагандисты от понимания…» и т. д. Ссылки на объекты этого «анализа» понятно не приводятся. В противовес заявлению Подгузова можно указать современные публикации вполне согласующиеся с теорией марксизма-ленинизма: «Метод исследования экономического закона движения капитализма в «Капитале» К. Маркса» (И. К. Смирнов), «Планомерное разрешение противоречий развития социализма как первой фазы коммунизма» (М. В. Попов), «Уроки и перспективы социализма в России» (В. Долгов и другие), «От закона стоимости к закону потребительной стоимости» (Э. Бэллу и другие), «Диалектика как высший метод познания» (А. С. Казённов), «Социальная диалектика» (М. В. Попов).

Также необоснованно и утверждение автора о том, что борьба за отдельные улучшения «без решительного и компетентного противостояния (почему «противостояние», а не прямо «борьба»? — авт.) атавизму частного собственника — пустой звук». Тогда как передовой опыт политической борьбы рабочего класса и российских марксистов говорит об обратном. Вот лишь несколько примеров таких, по мнению автора, «пустых звуков»: наделение крестьян отрезками земли «по едокам» после Октября 1917 года — «пустой звук»; НЭП — «пустой звук»; борьба с фашистским режимом Франко в Испании — «пустой звук»; борьба с германским фашизмом в союзе с буржуазными империалистическими государствами — «пустой звук».

Выше уже было указано на то, что в своей статье Подгузов демонстрирует игнорирование первоисточников марксизма-ленинизма, пренебрежение ими. Об игнорировании или незнании автором источников марксизма-ленинизма, говорят и вопросы, которые Подгузов «ставит» в статье, так как часто на эти «новые» вопросы классики уже давно ответили, как теоретически так и практически. Это касается, например, вопроса Подгузова о «необходимости» «чётко сформулировать определение ПОСТРОЕННОМУ коммунизму …» и других. Сама постановка таких вопросов, как чего-то нового есть следование в хвосте коммунистического движения. Вместо изучения передовой теории и передовой практики автор повторяет зады «хрущевизма» вроде «построения коммунизма» из социализма или «неуклонного роста удовлетворения потребностей» как цели социалистического производства и т. п. По поводу развития незрелого, неполного коммунизма в полный В. И. Ленин совершенно ясно писал в работе «Великий почин»:

«Ясно, что для полного уничтожения классов надо не только свергнуть эксплуататоров, помещиков и капиталистов, не только отменить их собственность, надо отменить ещё и всякую частную собственность на средства производства, надо уничтожить как различие между городом и деревней, так и различие между людьми физического и людьми умственного труда. Это — дело очень долгое.»3

Автору стоило только прочитать это у В. И. Ленина и «необходимость» «постановки» многих «вопросов» в статье отпала бы сама собой.

Заканчивает Подгузов свою статью собственным выводом о том, что:

«… возобновление строительства коммунизма на планете возможно не раньше, чем люди, сегодня называющие себя коммунистами, научно, т. е. внятно, доказательно и точно, ответят себе и людям наёмного труда на вопрос, как строить коммунизм …»

Апелляция к людям наёмного труда, а не прямо к рабочему классу вызывает вопросы, так как «люди наёмного труда» — слишком общее понятие. Ведь топ-менеджеры крупных монополий — это тоже люди наёмного труда. Однако самое непонятное в этой части у Подгузова то, зачем он обращается за ответами к людям НАЗЫВАЮЩИМ СЕБЯ коммунистами? Что это? Невнимательность, необдуманность, поверхностный недобросовестный подход? Как можно так путаться в понятиях? Неужели автор не понимает, что между понятиями «КОММУНИСТ» и «человек НАЗЫВАЮЩИЙ СЕБЯ коммунистом» пролегает целая пропасть? В СССР перед самым его развалом было восемнадцать миллионов людей, НАЗЫВАЮЩИХ СЕБЯ коммунистами. Сколько же из них в действительности соответствовало понятию КОММУНИСТ? Десятки, может быть сотни тысяч? И это в лучшем случае. Очень многие из тех восемнадцати миллионов могли ВНЯТНО и ДОКАЗАТЕЛЬНО вещать «себе и людям наёмного труда» о том, как надо «строить коммунизм». И каковы же результаты? СССР уничтожен, общество в своём развитии отброшено далеко назад, контрреволюция и реакция «правит бал». В наше время, конечно же, людей НАЗЫВАЮЩИХ СЕБЯ коммунистами стало значительно меньше, но разница между тем, кем человек себя называет и тем, кто он объективно есть, никуда не делась. Германские фашисты тоже называли себя «национал-социалистами», то есть по собственному названию они были «почти что коммунистами», однако, объективно их действия были крайне реакционными, прямо противоположными коммунизму.

В целом статья содержит отдельные мысли, представления как самого Подгузова, так и заимствованные им, например, у таких «выдающихся» «марксистов», как Хрущёв со своей командой, а также у их последователей. Нет в статье основы марксизма — диалектического метода, выброшено Подгузовым и главное в марксизме — учение о диктатуре пролетариата. Да и сам пролетариат вроде бы не существует для Подгузова, есть лишь интеллигенты и обыватели, к которым он в своей статье периодически обращается. Таким образом, подгузовщина и хрущёвщина в данной статье есть, а марксизма-ленинизма, за исключением урезанного краткого положения из «Манифеста Коммунистической партии», нет вовсе.

В заключение остаётся лишь пожелать автору всё же найти время и уделить внимание изучению первоисточников марксизма-ленинизма, а журналу «Прорыв» — привести своё содержание в соответствие со своим безусловно громким названием.

Александр Лукьянов  30.10.2014 — 11.01.2015, г. Барнаул

К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, 2-е изд., т. 4, стр. 438

В. И. Ленин, ПСС, 5-е изд., т. 39, стр. 15